Годовщина «Болотной»: партия власти стала перехв
Воскресенье, 11.12.2016, 03:15
Мой сайт
Главная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Мини-чат
200
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 18
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » 2013 » Октябрь » 24 » Годовщина «Болотной»: партия власти стала перехв
18:44
 

Годовщина «Болотной»: партия власти стала перехв

Год назад тысячи людей вышли на улицы, чтобы поддержать оппозицию. За год многие в ней разочаровались Год назад тысячи людей вышли на улицы, чтобы поддержать оппозицию. За год многие в ней разочаровались
Фото: Николай АЛЕКСАНДРОВ, "КП"-Казань"

Оппозиция бесконечно далека от народа, так же, как далеки от нее депутаты. И ни те, ни другие не понимают, что нужно делать для того, чтобы быть ближе. В прямом эфире радио КП подводим предварительные результаты годовщины думских выборов.

Ворсобин:

- У микрофона Владимир Ворсобин, политический обозреватель газеты «Комсомольская правда». Постоянный гость нашей рубрики – Георгий Бовт, политолог, аналитик, журналист.

Бовт:

- Здравствуйте.

Ворсобин:

- Мы сегодня будем подытоживать. Конец года. Мы должны посмотреть на этот год со стороны. Это полезно. Мы будем смотреть на наших удивительных депутатов Госдумы. Через некоторое время мы будем отмечать памятную дату – дату начала Болотной. Это произошло 5 и 10 декабря. Надо вспомнить, из-за чего она началась. Начался этот протест сердитых горожан после выборов в Госдуму. Многие оппозиционеры, да и часть нашего общества посчитали, что Госдума нелегитимна, что выборы были сфальсифицированы. И те 50 %, которые получили единороссы, на самом деле их меньше, что все это был большой мухлеж. Год прошел. Сейчас мы попытаемся обсудить, стали ли депутаты ближе народу.

Бовт:

- Отвечу, может быть, неожиданно для многих. Мне кажется, что они попытались и стали. В каком смысле. Правящая партия в лице своих отдельных депутатов сделала ставку на такую вот наиболее консервативную часть электората. Были выдвинуты целый ряд законопроектов такой ужесточительной направленности, которые многие избиратели восприняли одобрительно. Это об иностранных агентах, неправительственных организациях. Если бы был одобрен законопроект о религиозных чувствах, то он тоже мог бы встретить довольно большую общественную поддержку. Понятно, что о всяких вражеских агентах и шпионаже и так далее. О митингах. Тоже на самом деле поддержали. Есть в обществе довольно большая консервативная часть электората. И правящая партия пытается на нее опираться.

Ворсобин:

- Это те ребята, которые говорят: нам бы жесткую руку, нам бы Сталина…

Бовт:

- Ребята с Уралвагонзавода в том числе. И про Сталина пока законопроекта не было. Но если бы чего-то такое придумали, могло бы и пройти. Я их называю для себя «заднескамеечники «Единой России». То есть такие, которые впервые попали в парламент. И вот они пытаются показать, что они во главе этого репрессивного тренда, они правее Папы Римского. Ограничение, помните, было на владение зарубежной недвижимостью. Была такая идея, эти же люди предлагали. И это тоже встречало популярность в народе. Плюс к тому это попытка уловить некоторые лозунги оппозиции, в данном случае о контроле за расходами чиновников – это попытка перехватить эти лозунги. В этом смысле они пытаются к народу приблизиться, перехватить лозунги и показать, что они близки. Но при этом, они ближе не стали. Потому что они живут все равно своей жизнью. И мне тут недавно рассказывали, кто-то проводил дружеский опрос среди депутатов, просто спросили некоторых наобум: знаете ли вы, какая у вас зарплата депутата? И они не ответили. Потому что эти деньги для них несущественны.

Ворсобин:

- Конечно, всего где-то 120 тысяч.

Бовт:

- Они даже не знают, сколько им платят на эту карточку. Что это за деньги? Там сидят богатые люди, которые живут абсолютно другой жизнью. Они и представления не имеют о том, что такое деньги реальные. Поэтому они так легко оперируют этими штрафами.

Ворсобин:

- 500 тысяч, 300 тысяч.

Бовт:

- Для них что 50 тысяч, что 500 тысяч – это одинаково понятные бабки, которые для простого человека – 500 тысяч вообще мало представляемая цифра. Непонятно даже, сколько это по объему. А вторая – это такой запредел. Они по-прежнему далеки.

Ворсобин:

- Мы с коллегами обсуждали сумочку уже бывшего министра сельского хозяйства. Мы думали: она сфотографировалась со своей сумочкой за 20-30 тысяч долларов на обложку глянцевого журнала. Мы гадали: или Скрынник наша такая наглая? Я доказывал, что она не понимает, что на самом деле…

Бовт:

- Она не наглая. Она не воспринимает – что это такое сумочка. Для нее это абсолютно обыденная безделушка. Я знаю таких людей не только в парламенте и правительстве, в Администрации тоже, там просто другого уровня доходов люди, которые мы себе даже не представляем. У них абсолютно другие потребности, они могут себе позволить гостиницы с номером за много сотен евро за ночь. И не понимают, почему возмущаются: это же наши деньги! Они их так как-то ловко зарабатывают.

Ворсобин:

- Вопрос для слушателей: как изменились ваши пристрастия за этот год? Оппозиция год назад выдвигала некую программу. Там, правда, были одни лозунги.

Бовт:

- Скорее, критика была правящей партии.

Ворсобин:

- Рейтинг был тогда неплохой у оппозиционного движения. Вот сейчас, если бы шли выборы в Госдуму, какой был бы процент у партии власти и у оппозиции?

Бовт:

- Вы имеете в виду тех, кто прошли?

Ворсобин:

- Одним из требований оппозиции были досрочные выборы в Госдуму.

Бовт:

- По моим ощущениям, правящая партия получила бы больший процент голосов. За счет того, что разочарование в этих парламентских фракциях. Могли бы лишь коммунисты немножко усилить свои позиции. ЛДПР бы растеряла позиции. Потому что она за этот год показала себя просто как верная слуга «Единой России», открыто блокируясь с ней по многим вопросам. Она перестала быть оппозиционной партией. Они набрасываются только на коммунистов и на эсеров. И эсеры за невнятицу, которую они развели. Их раскололи. Там Митрофанов, бывший Гудков – как они вообще в одной партии оказались, непонятно совершенно. Гудкова они не сдали, но фактически после этого пошли на уступки и сказали, что мы не будем с уличной оппозицией сотрудничать. После этого из нее выскочили шесть человек.

Ворсобин:

- Пономарев там активно участвовал. Он до сих пор в «Справедливой России».

Бовт:

- Он там, но шесть человек выскочили, перескочили фактически к «Единой России». Партию раскалывают. Она сейчас выступила бы гораздо хуже. КПРФ бы, наверное, усилила позиции все-таки. Опять же, за счет разочарования в других фракциях. Но и «Единая Россия» тоже бы усилила, но явка бы упала.

Звонок, Михаил:

- Такое ощущение, что депутатов и чиновников держит чувство меры к деньгам. Может быть, уже пора их зарплаты и траты осуществлять в единицах средних зарплат и средних трат по России?

Бовт:

- Они официально получают небольшую зарплату. Они даже не знают, какая, потому что они не обращают на нее внимания. Она около 120 тысяч рублей.

Ворсобин:

- А вы что предлагаете?

Михаил:

- Нужно, чтобы их траты исчислялись, исходя из средних зарплат и трат по России. Если чиновник получают 5-7 средних зарплат, а тратит 20-30, то всем станет ясно, что тут что-то…

Ворсобин:

- Может, он раньше работал и заработал достаточно хорошее состояние.

Бовт:

- Частично вот это пожелание учтено в законопроекте о контроле за расходами чиновников. И туда депутаты тоже должны попасть. Там, если ты совершил крупную покупку – машину, недвижимость, - и это превышает трехгодовой доход, то нужно долго объясняться. Но сам закон написан таким образом, что там нет автоматического контроля. Там само ведомство будет контролировать.

Ворсобин:

- Жутко сложно контролировать вот эти расходы.

Бовт:

- Не сложно. Если это крупный чиновник, он на виду. Если он что-то купил, это может всплыть. Но есть покупки на юридические лица, есть покупки на офшоры. Тут нужно идти дальше – учитывать все траты. Закон написан очень рыхло, там много дыр.

Ворсобин:

- Есть еще такая народная правда. В обществе ходит такая байка. Лучше все-таки, чтобы чиновник был богатым. Он уже наелся. Тогда, скорее, честный чиновник будет с состоянием, он может позволить себе такую сумочку, чем голодный чиновник, желающий заработать себе состояние, который будет все воровать.

Бовт:

- Наверное. Но нет предела жадности. Вот в чем проблема. И в какой-то степени бывший мэр Москвы Лужков и жена его стали богатыми. Но я бы в обратной пропорции поставил. Он вначале, когда избирался, он был более эффективным руководителем. А когда он стал богатым и у него уже глаза залились этим богатством, он стал менее эффективным руководителем. Я даже не говорю о воровстве и коррупции. Хотелось бы вопросы задавать, но почему-то их ему не задают. Почему они должны остановиться на 100 миллионах, а не на миллиарде, не на 10 миллиардах?

Ворсобин:

- Вернемся к Госдуме. По поводу близости к народу. Вы подтвердили тот факт, что хоть на миллиметр Госдума стала ближе к тем чаяниям народа.

Бовт:

- Они пытаются перехватить лозунги.

Ворсобин:

- Оппозиция не хочет этого, но она позволила это власти, чтобы она подвинулась ближе к народу. В чем главная ошибка оппозиции, которая упустила инициативу?

Бовт:

- Мы год назад сидели тут и говорили, как должна развиваться оппозиция. Она должна стать ближе к народу. Это должна быть некая организация. Я тогда приводил, наверное, неудачный пример: будьте как «Братья-мусульмане», будьте как ХАМАС. Они ведь начали свое оппозиционное движение не с того, что они вышли на площадь. Они начали с того, что они создали социальную сеть, которая делала вид, что она заботится о простых людях. И на этом снискала огромную популярность. Оппозиция бесконечно далека от народа, так же, как далеки от нее депутаты. И они даже не понимают, что нужно делать для того, чтобы быть ближе к народу. Они говорят: мы должны быть ближе к народу. Не просто жить его жизнью, но как-то реагировать. В Москве масса бытовых проблем, которые оппозиция в последние месяцы могла бы, если бы хотела, перехватить. Москвичи в центре были недовольны условиями платной парковки. Писали и эсерам, и депутатам «Единой России», и оппозиционеры несистемные знали. Никто не учуял, что здесь можно прийти и заступиться.

Ворсобин:

- Вступлюсь за некоторые организации, вроде «Синих ведерок» и прочих, которые достаточно хорошо треплют нервы федералам.

Бовт:

- По частным вопросам у «Синих ведерок». Хотя это не общегражданская платформа.

Ворсобин:

- Навальный со своим РосПилом, который смотрит, как наши госкорпорации тратят народные деньги. Есть случаи удачные.

Бовт:

- Навальный, пожалуй, исключение, которое подтверждает правило. Он учредил недавно новый портал ЖКХ.

Ворсобин:

- Машина правды?

Бовт:

- Пожалуйтесь на свои жилищно-коммунальные конторы, и мы тут разберемся. Это на самом деле примерно то, что надо. С чего начинать. Люди жалуются. Они видят, что Навальный и его окружение делают что-то полезное для них. Это в принципе чуйка работает правильно. Но таких примеров единицы. А есть еще профсоюзная тема, социальная тема. Есть предприятия, надо идти туда. Где быть еще оппозиции, кроме как не там?

Ворсобин:

- Здравствуйте.

Сергей, Ставрополь:

- Я думаю, «Единая Россия» сейчас на пяток процентов набрала бы побольше голосов, дабы утереть нос этой несистемной оппозиции, отвечая: а вот видите, за нас снова больше. Поскольку тотальная ложь – ее никто не отменял. На этом и зиждется все построение Путина. Что касается депутатов, заглянуть глубже к ним если не в карман, то хотя бы на перспективу, о создании пенсии им. У них ведь по-другому начисляется пенсия. Они оторваны не только сейчас, и на потом они оторваны.

Ворсобин:

- Больше всего наших слушателей интересует кошелек депутатов, чем их реальные дела. Госдума создана для того, чтобы творить законы. Как вы оцениваете нашу Думу в плане полезности в этом нелегком для страны деле?

Бовт:

- Как неэффективный орган. Во-первых, они кроме вот этих достаточно параноидальных репрессивных политических законов ничего сами не придумали. И то я думаю, что им подсказали сверху старшие товарищи. А что касается социально-экономических законов, и, в частности, принятия бюджета, то тут ноль эффективности. Неспособность самим что-либо сконструировать и рассчитать правильно.

Ворсобин:

- Бюджет какой интересный они скроили в итоге.

Бовт:

- Бюджет спущен из правительства и целиком там разработан. У парламента здесь никакой инициативы своей не было. Никакой внятной альтернативы тоже не было. Я бы назвал его асоциальным.

Ворсобин:

- Милитаристский, скажем так.

Бовт:

- Нечеловеческий. Милитаристский, совершенно верно. Нет расчетов, нет никаких экономических программ. Если смотреть на мировые парламенты, они в состоянии выработать какие-то вещи самостоятельно. В том числе и бюджет. Наш парламент не в состоянии, кроме деклараций и политических агиток: давайте запретим гомосексуалистов, давайте запретим НКО зарубежные, - вот эту ерунду они могут выдумывать.

Ворсобин:

- Что поднимает их рейтинг.

Бовт:

- Конечно, и гомосексуалистов не любят, и зарубежных агентов не любят. А когда об этом начинают истерически вопить, то это тоже не любят. Педофилия. Вот это их тема. Но парламент не ограничивается проблемой гомосексуалистов, педофилов и шпионов вражеских. По шпионам у нас за последние три года дел не больше пятидесяти всего.

Ворсобин:

- Да и то из них половина профессоров, которые просто поделились опытом с коллегами.

Владимир:

- Проиграла «Единая Россия» выборы в Госдуму с треском. Почему? Потому что 50 %, кто не пришел голосовать, это против. Они убили в людях веру. Это однозначно. Сюда же отнесите оппозицию. Нетрудно посчитать, сколько у них будет голосов. Вообще вся Госдума антинародная, так же, как и правительство и прочие. Со многими людьми разговариваю. Многие говорят: да нет, Путин нормальный. Медведев, конечно, это уже все ясно. Как сказал Проханов про него в одной передаче, что «я бы Медведева отдал… а Путина бы оставил». Но сейчас и Путину никто не верит. Сплошное вранье. Начиная с медицинской реформы, когда Медведев пришел к власти. Медики потеряли в зарплате. Все это вранье, что увеличилось.

Бовт:

- Вы из какого города?

Владимир:

- Из Твери. Вам часто звонят из Твери.

Бовт:

- Я заметил.

Ворсобин:

- Тезис о том, что мы выбрали такую Думу сами и сами достойный такой Думы?

Бовт:

- Люди не верят в институт политических партий как таковых. Я не знаю, в кого они поверят и какая партия должна быть, кто должен во главе нее стоять. И сколько вообще вот так харкать кровью, ходить, как Махатма Ганди, по стране и уговаривать поверить. Огромный цинизм и неверие вообще в политику. Политика не средство достижения цели.

Ворсобин:

- Получайте Госдуму, которая так же цинична, так же не пользуется верой у общества.

Бовт:

- Люди не готовы идти на баррикады с дрекольем.

Ворсобин:

Бовт:

- А потому что в любой регион приезжаешь: да мы хотели вот то, мы хотели это, но ничего сделать нельзя. Машина подсчета голосов, фальсификации голосов работает с неумолимой жестокостью. И потом просто руки разводят люди, они лишаются работы, их выгоняют из школ, где какие-то учителя выступают против. И так далее. Хотя даже те, кто хочет посчитать правильно, они работают наблюдателями, а потом раз – и все это гибнет. И в судах ничего добиться нельзя. Суды не работают. Руки опускаются у многих.

Ворсобин:

- Меня сняли с выборов в мэры Воскресенска. По идее, я должен был с вами согласиться и зааплодировать. Но у меня такой вопрос: а мы не преувеличиваем ли эти фальсификации выборов? Ведь мы сами говорим о том, что часть нашего общества – люди консервативного склада. Плох царь, но может быть и хуже. И поэтому и набирает сейчас очки «Единая Россия».

Бовт:

- Мы не говорим, что фальсификация носит тотальный характер. Но эти плюс-минус 15 % все и решают. Если бы в Думе было не четыре фракции, а пять, представьте, кто там мог быть. Был бы там Касьянов, Рыжков или Прохоров.

Ворсобин:

- Сколько бы они взяли процентов?

Бовт:

- Это не важно. Они получили бы трибуну. Они бы там выступали уже на другом языке. Они бы говорили: это так, а это так. И с ними нельзя договориться, им нельзя приказать, как эсерам.

Ворсобин:

- Прохорову нельзя приказать?

Бовт:

- Возьмем Рыжкова или Касьянова, который уже расплевался с ними. Мы все про его прошлое прекрасно знаем, но он расплевался с этим прошлым и достаточно озлобленно относится по отношению к нынешней власти. В какой-то степени ему нечего терять. И такой политик ведет себя более решительно, если ух говорить технологично. При всем том, что можно по-разному относиться к Касьянову как к части номенклатуры в прошлом. Но системно он поставлен в оппозиционное положение. Ему не о чем с ними договариваться.

Ворсобин:

- Но тогда появляется вопрос. В декабре-январе был очень популярен тезис о том, что Госдума нелегитимна. Она эту легитимность как-то наработала?

Бовт:

- Вопрос замяли. Заиграли.

Ворсобин:

- Но все-таки вопрос остался или уже Госдума по умолчанию легитимна в глазах простого избирателя?

Бовт:

- В глазах простого избирателя – на нее ему в общем стало наплевать в большей степени, чем раньше. Сейчас никто не знает, что коммунисты наконец 200 страниц написали о фальсификации на выборах и подали в суды. Кто об этом знает? Год прошел, они написали 200 страниц отчетов. И сейчас они потребуют признать эти выборы недействительными. Это смешно или не смешно?

Ворсобин:

- Лет через пять попадет это в Европейский суд.

Бовт:

- Может быть, даже дойдет до Европейского суда. И что?

Ворсобин:

- Вадим, здравствуйте.

Вадим:

- Разговор зашел о деятельности депутатов, и я внес предложение, чтобы депутатам платили зарплату в расчете минимального прожиточного минимума. Депутаты говорят, что не получают зарплату. Врут нагло или живут на взятки. Чтобы депутаты стали ближе к народу, надо установить им прожиточный минимум. Пусть они поживут в шкуре народа.

Бовт:

- На прожиточный минимум прожить они вряд ли смогут вообще. Он устанавливается не для того, чтобы на него жили. Я не знаю, кто вообще на него живет.

Ворсобин:

- Почему такая аллергия к депутатам, которые более-менее уже состоялись в этой жизни? Они не бездельники, не бесталанные люди. Это люди более-менее богатые. Почему бы ему не стать депутатом?

Бовт:

- Это отражает раздражение этими людьми – и больше ничего. Давайте у него все отнимем. А еще лучше – давайте его высечем на лобном месте по спине батогами. Или отнимем, все конфискуем – квартиры, дачи, машины. Наденем вериги и отправим в Думу работать. И будем на него любоваться. Это наивный подход.

Ворсобин:

- У меня больше подозрений вызвал бы какой-нибудь голодранец, который придет. Значит, он вообще ничего не добился в жизни.

Бовт:

- Черт его знает. Голодранцы разные бывают. Но таких голодранцев, которые дошли бы до депутатов, я чего-то не видел. Честных видел на разных уровнях, но в основном на муниципальном. Там они беспомощные и бессильные. Муниципальные образования у нас никаких прав не имеют.

Ворсобин:

- Согласитесь, что Госдума уже исторически лет десять – это единственный центральный институт власти, который позволительно ругать. И ругают, и издеваются. У нас почему-то депутаты являются чуть ли не врагами народа. Почему гнев народа бьет именно по Госдуме, а не по Администрации Президента? Не по исполнительной власти, а именно по законодательной?

Бовт:

- Это не только наша черта. В Америке авторитет Конгресса тоже довольно низок. Ниже всего. Они больше на виду. С ними связано больше пиара. Там больше всякой болтовни – и хорошей, и плохой. И людей раздражает болтовня, когда это все не работает. Им кажется, что если какой-то депутат что-то сказал, у нас еще советское представление, если один депутат сделал запрос, то там все забегали, на этот запрос ответили, и шестеренки закрутились. Чтобы у нас депутатское слово имело какой-то вес, во-первых, он должен принадлежать к фракции большинства. У нас у меньшинства нет никаких прав в парламенте, оно никаких расследований не может проводить, вообще ничего делать не может. Все это сводится к словам. А потом включается машина голосования, и люди бегают по рядам и нажимают кнопки.

Ворсобин:

- Слушаем вас, Валерий.

Валерий, Красноярск:

- У нас в Красноярске в горсовете три человека получают деньги, все остальные – на общественных началах якобы. Вы знаете, сколько стоят «общественные начала»? Каждый депутат получает от горсовета по тридцатке. Я полагаю, из бюджета города Красноярска славного. И плюс его зарплата. Еще о деньгах. Помощник депутата – зарплата 40 тысяч. Они живут нормально. Вы представляете, сколько получает депутат! Почему несерьезно относятся к депутатам? Да потому что они за свои слова не отвечают. Если, условно говоря, брякнул что-то замминистра, его можно было завтра снять. А депутата ведь не снимешь – он может болтать что попало с трибуны.

Ворсобин:

- Спасибо.

Бовт:

- Это все к тому же. Депутат не может ничего, кроме того, чтобы выдвигать законопроекты и отстаивать свою точку зрения. Здесь вопрос к партиям, которые работают в парламенте. Каков их результат. У нас на выборах вопрос – за что партия голосовала, за какие законопроекты? – он не особенно всегда на первых местах и стоит.

Ворсобин:

- Можно посмотреть на сайте Госдумы, но мало кому это интересно.

Бовт:

Ворсобин:

- Самый сложный вопрос – какое будущее у нашей Госдумы? Сейчас декабрь, начинается новая протестная волна. 15-го будет митинг оппозиции. Эта Госдума будет набирать вес?

Бовт:

- Нет, не верю. В эту – не верю. Инициатива будет либо принадлежать исполнительной власти. Надо посмотреть, как пойдет то, что некоторые восприняли как антикоррупционную кампанию. И надо посмотреть, какие уроки оппозиция извлечет из этого года, который прошел. Сможет она их вообще извлечь? Появятся ли там какие-то лидеры, которые смогут стать популярными и наладить связь с народом? Вот от этого будет зависеть. От Думы этой уже ничего зависеть не будет.

Ворсобин:

- Возможны ли в следующем году внеочередные парламентские выборы?

Бовт:

- Для этого в стране должны произойти чрезвычайные политические события.

Ворсобин:

- Госдума от внеочередного избрания застрахована?

Бовт:

- Вообще все у нас в стране решает один человек. Не будем лукавить. Как он решит, так и будет. Но чтобы он пошел на эти досрочные выборы, должно произойти нечто такое, что бы превзошло, намного превзошло прошлогодние протесты.

Ворсобин:

- Это по сути только улица?

Бовт:

- На самом деле только улица, увы. Дальнейший диалог бурный вряд ли будет происходить в стенах парламента.

Ворсобин:

- Спасибо за участие в передаче. Препарировали Думу удачно.

Бовт:

- Спасибо.

<<Самые интересные эфиры радио "Комсомольская правда" мы собрали для Вас ЗДЕСЬ >>

Вернуться к архиву Вернуться на главную
Просмотров: 108 | Добавил: andoortho | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Поиск
Календарь
«  Октябрь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz